ГлавнаяПсихологияКак появились нормы жизни и поведения людей в обществе?

Как появились нормы жизни и поведения людей в обществе?

Когда бунтует толпа или когда происходит истерический порыв из-за надвигающегося кризиса, общество представляется диким и хаотичным, но вскоре порядок восстанавливается, и общество возвращается к обычной и привычной жизни. А ведь, если задуматься, именно порядок, а не беспорядок, – это основоположное правило существующего мира.

Социальный порядок, как его называют, достигается путем регулирования человеческого поведения в соответствии с определенными стандартами. Все общества предусматривают эти стандарты, которые определяют надлежащее и неподобающее поведение. Стандарты, которые регулируют жизнь и поведение людей в обществе, были названы социальными нормами. Концепция этих норм – центральная в социологии.

Социальные нормы: что это такое?

Социальные нормы – это принятые стандарты жизни и поведения для определенного общества или культуры. Они обеспечивают порядок, предсказуемость и гармонию в любой социальной группе, создавая ожидаемое представление о том, как следует вести себя в данном сообществе. Например, приходить на уроки вовремя и правильно выполнять рабочие задания (поскольку это считается зрелым поведением). Сила социальных норм заключается не только в нашем стремлении к стабильности, но и в том, что мы часто им подчиняемся автоматически, не осознавая этого.

Социальные нормы – это стандарты группового поведения. Существенной характеристикой групповой жизни является то, что она обладает набором ценностей, которые регулируют поведение отдельных членов. Как показывает практика, группы не исчезают на ровном месте при стабильных отношениях между членами. Группы – это продукты взаимодействия между индивидами.

Когда несколько индивидов взаимодействуют, вырабатывается набор стандартов, которые регулируют их отношения и способы поведения. Эти стандарты группового поведения называются социальными нормами. То, что братья и сестры не должны вступать в сексуальные отношения, ребенок должен подчиняться своим родителям, а дядя не должен флиртовать со своей племянницей, – это отличная иллюстрация норм, которые регулируют отношения между родственниками.

Социальные нормы включают оценочные суждения. Секорд и Бакман пишут: «Социальная норма – это стандарт поведенческих ожиданий, разделяемый членами группы, по которому оценивается достоверность восприятий и уместность чувств и поведения». Члены группы проявляют определенные закономерности в своем поведении. Группа считает такое поведение желательным. Такие закономерности в поведении и были объяснены социальными нормами.

Норма в популярном употреблении означает стандарт. В социологии же нас интересуют социальные нормы – нормы, принятые в группе. Они представляют собой «стандартизированные обобщения», которые касаются ожидаемых моделей поведения. В то время как люди иногда следуют нормам групп, членами которых они не являются (турист-христианин снимает обувь при посещении индуистского храма), социальные нормы оказывают наибольшее влияние и усваиваются только тогда, когда они исходят от своей группы.

Поскольку соответствие социальным стандартам внутри группы является такой важной частью того, что значит быть членом этой социальной группы, нормативное давление возрастает одновременно с групповой идентификацией. Индивиды, которые тесно отождествляют себя с группой в данной обстановке, с большей вероятностью будут придерживаться предписанного нормативного поведения.

Социальные нормы – эффективное средство контроля общества. Поскольку регулирование – выгодное, но в плане реализации выгод слишком дорогостоящее для государства дело, то нормы являются привлекательным средством социального контроля. Нормы жизни и поведения людей в обществе по сравнению с законодательством имеют одно очень существенное преимущество. Поскольку ни одно частное лицо или политическая партия не могут претендовать на заслуги в разработке стандарта, то социальная норма как концепция представляет собой большее общественное благо, чем писаный закон.

Расходы на применение штрафных санкций за нарушение правила не покрываются за счет обязательных налогов, поэтому должны покрываться теми, кто применяет правило добровольно. С социальной точки зрения может показаться очевидным, что нормы недостаточно созданы и недостаточно подкреплены из-за этих их характеристик. Но подобного рода теории требуют уточнения. Нормы, как и законы, бывают вредными, поэтому устранение барьеров на пути их установления и обеспечения соблюдения может принести реальную пользу обществу.

Реклама

Социальные нормы – результат социализации. Социальные нормы создаются посредством процесса, называемого социализацией. По мере взросления мы узнаем об этих нормах из нашей семьи, школы и общества. Такое поведение настолько укоренилось в нас, что мы кажемся естественными, не осознавая ни его происхождения, ни того, какое влияние оно оказывает на нашу жизнь. Став взрослыми, мы часто не подвергаем сомнению нормы, потому что это то, что передавалось из поколения в поколение, и кажется здравым смыслом следовать им по привычке.

Социальные нормы влияют и на культуру, диктуя, как люди должны вести себя в соответствии с гендерными ролями и этническими группами. Иногда это может привести к дискриминации, если нормы не будут соблюдаться правильно или уважительно.

Как появились нормы жизни и поведения в обществе: несколько популярных теорий

Социальные нормы, как и многие другие социальные явления, являются незапланированным результатом взаимодействия индивидов. Когда-то утверждалось, что социальные нормы следует понимать как своего рода грамматику социальных взаимодействий. Подобно грамматике, система норм определяет, что приемлемо в обществе или группе, а что нет. И, аналогично грамматике, это не продукт человеческого замысла. Это утверждение предполагает, что изучение условий, при которых возникают нормы, — в отличие от исследования, подчеркивающего функции, выполняемые социальными нормами, — важно для понимания различий между социальными нормами и другими типами предписаний (такими как гипотетические императивы, моральные кодексы или юридические правила).

Другой важный вопрос, часто размытый в литературе о нормах, – это взаимосвязь между нормативными убеждениями и поведением. Некоторые авторы отождествляют нормы с наблюдаемыми, повторяющимися моделями поведения. Другие сосредотачиваются только на нормативных убеждениях и ожиданиях. Таким рассказам трудно объяснить сложность и неоднородность поведения, основанного на нормах, поскольку они предлагают объяснение лишь частичного соответствия.

Существует множество самых разных теорий, которые объясняют, как появились нормы жизни и поведения людей в обществе. Ниже приведены некоторые популярные объяснения того, почему существуют социальные нормы.

Нормы жизни и поведения людей в обществе

Теория №1. Концепция, основанная на теории игр

Традиционная модель рационального выбора соответствия изображает индивида как человека, сталкивающегося с проблемой принятия решения в изоляции: если существуют санкции за несоблюдение, индивид будет оценивать выгоду от нарушения по сравнению с затратами на соблюдение норм и сделает выбор так, чтобы максимизировать свою ожидаемую полезность. Но индивидуумы редко делают выбор в изоляции: они знают, что результат их выбора будет зависеть от действий и убеждений других индивидуумов. Теория игр обеспечивает формальную основу для моделирования стратегических взаимодействий и возникновения норм жизни и поведения людей в обществе.

Томас Шеллинг (1960), Дэвид Льюис (1969), Эдна Ульманн-Маргалит (1977), Роберт Сагден (1986), Пейтон Янг (1993), Кристина Биккиери (1993) и Питер Вандершрааф (1995) предложили теорию игр, согласно которой социальная норма в широком смысле определяется как равновесие стратегического взаимодействия. В частности, равновесие Нэша – это комбинация стратегий, по одной для каждого индивида. Эта комбинация предполагает, что стратегия каждого индивида – наилучший ответ на стратегии других. Поскольку это равновесие, то норма поддерживается самореализующимися ожиданиями в том смысле, что убеждения игроков последовательны, поэтому действия, вытекающие из убеждений игроков, будут подтверждать эти самые убеждения. Характеристика социальных норм как равновесия имеет то преимущество, что подчеркивает роль, которую ожидания играют в поддержании норм. Но такая интерпретация социальных норм не объясняет, почему люди предпочитают соответствовать, если они ожидают, что другие будут соответствовать.

Рассмотрим такие условности, как класть вилку слева от тарелки, соблюдать дресс-код или использовать определенный язык жестов. Во всех этих случаях выбор человека следовать определенному правилу обусловлен ожиданием, что большинство других людей будут следовать ему. Как только ожидания человека оправдаются, у него будут все основания принять рассматриваемое правило. Если же человек не будет использовать язык жестов, которым пользуются все остальные, то он не сможет общаться. В его непосредственных интересах следовать конвенции, поскольку главная цель заключается в том, чтобы координировать собственные действия с другими людьми.

В случае конвенций существует преемственность между личными интересами индивида и интересами сообщества, которое поддерживает конвенцию. Именно по этой причине Дэвид Льюис моделирует условности как равновесие координационных игр. В таких играх есть несколько равновесий, но как только одно из них будет установлено, у игроков будут все стимулы продолжать играть в него.

Теория №2. Социализация

Реклама

В теории социализированного действия (Парсонс, 1951) индивидуальное действие рассматривается как выбор среди альтернатив. Человеческое поведение понимается в утилитарных рамках как инструментально ориентированное и максимизирующее полезность действие. Хотя утилитарная установка не обязательно подразумевает взгляд на человеческие мотивы как на эгоистичные, это предпочтительная интерпретация утилитаризма, принятая сначала Талкоттом Парсонсом, а затем и большей частью современной социологии. В этом контексте становится крайне важным объяснить, с помощью каких механизмов достигается социальный порядок и стабильность в обществе, которое в противном случае находилось бы в постоянном гоббсовском естественном состоянии.

Порядок и стабильность – это социально обусловленные явления. Они обусловлены общей системой ценностей – «цементом» общества. Общие ценности общества воплощены в нормах, соблюдение которых гарантирует упорядоченное функционирование и воспроизводство социальной системы. В рамках парсоновской концепции нормы являются экзогенными: остаются неисследованными вопросы, как создается такая общая система ценностей и как она может измениться. Самый важный вопрос заключается в том, как соблюдаются нормы и что побуждает рациональных эгоистов соблюдать их. Ответ, который дает теория социализированного действия, заключается в том, что люди добровольно придерживаются общей системы ценностей, потому что она интроецируется, чтобы сформировать конститутивный элемент самой личности.

Нормы играют решающую роль в индивидуальном выборе, поскольку, формируя индивидуальные потребности и предпочтения, они служат критериями для выбора среди альтернатив. Такие критерии разделяются данным сообществом и воплощают общую систему ценностей. Люди могут выбирать то, что они предпочитают, но то, что они предпочитают, должно соответствовать социальным ожиданиям: нормы влияют на поведение, потому что в процессе социализации, который начинается в младенчестве, они становятся частью мотивов действий человека. Соответствие действующим нормам – это стабильное, приобретенное состояние, которое не зависит от последствий соответствия. Такие устойчивые предрасположенности формируются в результате длительного взаимодействия с другими значимыми людьми (с родителями, родственниками, учителями и т.д.): посредством повторной социализации индивиды усваивают общие ценности, воплощенные в нормах.

Интернализация понимается как процесс, посредством которого у людей развивается психологическая потребность или мотив соответствовать набору общих норм. Когда нормы усвоены, то поведение, соответствующее нормам, будет восприниматься как хорошее или уместное, и люди будут испытывать чувство вины или стыда от перспективы вести себя отклоняющимся образом. Если интернализация успешна, внешние санкции не будут играть никакой роли в достижении соответствия, и, поскольку индивиды мотивированы соответствовать, из этого следует, что нормативные убеждения и действия будут последовательными.

Теория №3. Социальная идентичность

Утверждалось, что поведение часто тесно связано с сетью личных отношений и что теория норм не должна упускать из виду конкретный социальный контекст (Грановеттер, 1985). Критики теории социализированного действия призвали к альтернативной концепции норм, которая может объяснить часто слабую связь между убеждениями и поведением (Дойчер,1973). Этот альтернативный подход рассматривает социальные отношения как решающее значение для объяснения социальных действий и рассматривает социальную идентичность как ключевой мотивирующий фактор. Сильную поддержку этого мнения среди антропологов можно найти в работе Кансиана 1975 года.

Поскольку понятие социальной идентичности неразрывно связано с понятием группового поведения, важно прояснить взаимосвязь между этими понятиями. Под «социальной идентичностью» Тайфель подразумевает ту часть «я-концепции» индивида, которая проистекает из его знания о своей принадлежности к социальной группе (или группам) вместе с ценностью и эмоциональным значением, придаваемыми этому членству. Важнейшая особенность социальной идентичности – это то, что идентификация человека с группой в некотором смысле сознательный выбор: человек может ситуативно принадлежать к группе, но мы можем осмысленно говорить о социальной идентификации только тогда, когда принадлежность к группе становится определяющей для человека.

Согласно теории Тайфела, когда мы классифицируем себя как принадлежащих к определенной группе, восприятие, определение «я» и наши мотивы меняются. Мы начинаем воспринимать себя и других членов нашей группы в безличных, «типичных» измерениях, характеризующих группу, к которой мы принадлежим. Такие измерения включают конкретные роли и сопровождающие их убеждения (или действия).

Когда кто-то проводит межличностные сравнения между собой и другими членами группы, личная идентичность становится заметной; вместо этого групповая идентичность становится заметной в ситуациях, когда свою группу сравнивают с другой группой. Внутри группы все те факторы, которые заставляют членов относить себя к категории отличающихся (или наделенных особыми характеристиками и чертами характера), будут усиливать личную идентичность.

Если группа должна решить общую задачу, но каждый член будет вознагражден в соответствии с его вкладом, то выделяются именно личные способности, и способные люди будут воспринимать себя уникальными и непохожими на остальных членов группы. Если же все члены группы будут поровну делить вознаграждение за совместно выполненное задание, то групповая идентификация будет усилена. Когда разница между собой и другими членами группы подчеркивается, мы наблюдаем эгоистичные мотивы и самовлюбленность по отношению к другим членам группы. Когда вместо этого усиливается групповая идентификация, активизируется и внутригрупповой фаворитизм по отношению к членам внешней группы, и поведение, противоречащее личным интересам.

Рекомендуем: Как развить социальный интеллект (SQ): уровни, виды и нарушения

Теория №4. Модель затрат и выгод

Реклама

Ранние модели соответствия рациональному выбору утверждали, что, поскольку нормы поддерживаются санкциями, то их соблюдение – это просто стратегия максимизации отдачи (Ромметвейт, 1955; Тибо и Келли, 1959). Когда одобрение и неодобрение других действуют как внешние санкции, то возникает «модель затрат и выгод» соблюдения (Аксельрод, 1986; Джеймс Коулман, 1990). Стратегии соблюдения правил выбираются рационально, чтобы избежать негативных санкций или привлечь позитивные санкции.

Этот класс моделей рационального выбора определяет нормы именно по поведению, приравнивая их к образцам поведения (но игнорируя ожидания или ценности). Такой подход в значительной степени опирается на санкции в качестве мотивирующего фактора. Согласно Аксельроду (1986): если мы наблюдаем, как люди следуют регулярному образцу поведения и подвергаются наказанию, если они действуют иначе, тогда у нас есть норма. Аналогичным образом, Коулман (1990) утверждает, что норма совпадает с набором санкций, которые направляют данное поведение.

Но было показано, что не все социальные нормы предполагают санкции (Даймонд, 1935; Хобель,1954). Применение санкций хорошо работает в небольших группах и в контексте повторяющихся взаимодействий, где личность участников известна и мониторинг относительно прост. Но и в таких случаях может возникнуть проблема общественных благ второго порядка: наложение негативных санкций на нарушителей отвечает интересам всех, но человек, который наблюдает за нарушением, сталкивается с дилеммой.

Он должен решить, наказывать нарушителя или нет, где наказание обычно сопряжено с издержками. И нет никакой гарантии, что и другие люди наложат наказание на нарушителей, когда столкнулся с той же дилеммой. Ответом на эту проблему было предположение о существовании «мета-норм», которые предписывают людям наказывать нарушителей норм более низкого уровня (Аксельрод, 1986). Но это решение лишь сдвигает проблему на один уровень вверх: поддержание самой мета-нормы требует существования системы санкций более высокого уровня.

Другая проблема, связанная с санкциями, заключается в следующем: чтобы санкция была эффективной, её нужно признана таковой. Коулман и Аксельрод обычно приводят повторяющуюся игру «дилемма заключенного» в качестве примера действия санкций. Но при повторной дилемме заключенного одно и то же действие («C» или «D») должно служить как санкционным, так и целевым действием. Просто рассматривая поведение, невозможно выяснить, является ли действие функцией санкции или самой санкцией. Поэтому становится трудно определить наличие нормы или оценить ее влияние на выбор в отличие от индивидуальных стратегий игроков.

Дальнейшее рассмотрение ослабляет доверие к мнению о том, что нормы соблюдаются только благодаря внешним санкциям. Часто мы продолжаем соблюдать норму и в ситуациях полной анонимности, когда вероятность быть уличенными в нарушении почти равна нулю. В этом случае страх санкций нельзя считать мотивирующей силой. Часто утверждается, что случаи «спонтанного» подчинения являются результатом интернализации (Скотт, 1971): люди, которые разработали внутреннюю систему санкций, чувствуют вину и стыд за девиантное поведение.

Наш канал: Яндекс Дзен
Юлия
Юлия
"Это банально, но суть вот в чём: тебе тогда будет хорошо, когда ты сам будешь хорошим. Хорошим? Вернее сказать, честным. Не по уголовному кодексу честным — я могилу могу ограбить, медяки с глаз у мёртвого снять, если деньги нужны, чтобы скрасить жизнь, — перед собой нужно быть честным"
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Сейчас читают

Новые комментарии

Реклама
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x